Елена Темная
А ведь фик-то близится к концу...

Песня кончилась, тещины слезы иссякли, чай и кофе были выпиты. Светлана унесла Надю умываться и ложиться спать. Над деревней совсем стемнело, от леса потянуло сыростью.
- Эх, жаль, сейчас не сезон, а то можно было бы за грибами сходить… - посетовал Завулон, отставив гитару.
- Зачем ты все это делаешь? - прямо спросил Антон. - Притворяешься чуть ли не членом семьи, втираешься в доверие к моей теще, играешь с Надей… Ни я, ни Светлана тебе все равно не поверим, и ты это знаешь.
- Я отдыхаю, Городецкий, - посмотрев на него с жалостью, как на безнадежно больного, ответил Завулон. - Есть такое понятие, и не только у людей, но и у Иных. Раз уж мы оба сейчас в патовом положении, я хочу хотя бы провести время с удовольствием и пользой. А ты, если не передумал учиться, иди за мной.

У него на все была отговорка! Кажется, даже если бы его застали над трупом Гесера, Завулон легко доказал бы, что он просто мимо шел — и адвокаты не понадобились бы.
Мрачно кивнув, Антон прихватил бутерброды на случай, если опять вымотается так же, как вчера, и пошел за Темным к пруду. Проходя мимо стены дома, он не удержался и заглянул внутрь, в окошко. Светлана расчесывала дочке волосы, а та завороженно смотрела в экран маленького телевизора, где показывали мультфильм.

Два мага спустились к воде. Здесь было влажно, на траве сединой выступил иней. Завулон остановился у самой кромки пруда, наклонился, потрогал ее ладонью — и принялся неспешно раздеваться.
- Если ты сюда купаться пришел, то я пас, - предупредил Антон. - Вода холодная, а пневмония — штука неприятная даже для Иного.
- Боишься, Светлый? - Завулон обернулся, подмигнул озорно. - Не волнуйся, твое драгоценное здоровье в полной неприкосновенности. Залезай, тебе не помешает взбодриться перед нашим погружением в прошлое.

Он коротко разбежался, нырнул рыбкой, на мгновение уйдя на дно — и сразу появился на поверхности, весело отфыркиваясь. Антон сердито сплюнул. Собственно, выбора у него не оставалось. Можно было, конечно, не принимать знания Темного, но ему ведь тысячи лет, наверняка он знает много того, что может пригодиться начинающему Высшему, хапнувшему Силы на халяву и не способному с ней как следует управиться.
Нет, Антон не обманывал себя — его действительно тянуло к Завулону, как тянет ребенка к опытному взрослому. Его подкупало, что Темный готов поделиться с ним знаниями и даже Силой, несмотря на то, что знал: отплаты не будет. И тем не менее, Антон прекрасно знал, что во всем этом кроется подвох. В Дозорах его в шутку прозвали «любимчиком Завулона» - и это был чуть ли не ярлык «У главы Дневного Дозора на этого парня далеко идущие планы». Вот это-то и напрягало.

И все же он разделся, ступив в воду. С Темного станется отплыть подальше и перетерпеть боль ради пакости в адрес упрямого Светлого.
Вода действительно была прохладной, но провозглашать себя «моржом», пожалуй, было рановато. Кожа сразу покрылась пупырышками, и Антон сделал несколько энергичных гребков, чтобы разогреть кровь. К его удивлению, мышцы приятно заныли от приложенных усилий: купание и впрямь шло на пользу.

- Со временем, Городецкий, ты научишься смотреть на всю земную суету свысока, - наставительно сказал Завулон, неспешно загребая воду рядом с Антоном. - Узнаешь пару-тройку страшных тайн, от которых впору просыпаться по ночам с воплями, нарастишь шкуру потолще — и либо станешь циничным старым козлом вроде меня, либо наденешь маску вежливого интригана, как Гесер.
- Маску? - невольно заинтересовался Городецкий. - Я думал, что знаю ту личность шефа, которая со мной контактирует.
- Думал? Да, думать полезно, - согласился Темный на полном серьезе. - Ох, мальчик, какой же ты смешной на самом деле и какой пока молодой! Надо прожить хотя бы лет триста, чтобы разобраться в себе и понять, кем ты хочешь быть. И знаешь, что?

Антон остановился и в упор посмотрел на него.
- Я рад, что у тебя есть на это время, - с неожиданным теплом в голосе сказал Завулон. - Без вездесущего Городецкого, который частенько своим простодушием ломает все интриги, мне было бы ужасно скучно.
- Даже не знаю, воспринимать это как комплимент или как оскорбление, - усмехнулся Антон. Темный смотрел серьезно, и в глубине его глаз светились неяркие огоньки. Мокрые черные волосы торчали ежиком, остро проступили скулы на худом лице.

- Я знаю, чего ты добиваешься, - прямо сказал дозорный, любуясь промелькнувшей на лице Темного растерянностью. - Я тебе не молоденькая дура-ведьмочка, Завулон. Даже если бы у меня не было жены и дочери, с чего ты взял, что имеешь право так грубо и беспардонно меня соблазнять?
Завулон засмеялся, одобрительно и радостно.
- Молодец, Светлый! - воскликнул он, щуря глаза. - Я в тебе не ошибся! Антон, я не тот гнусный старикашка-извращенец, которым ты меня представил. Твое тело интересует меня куда меньше, чем твои способности и твоя великолепная наглость, достойная Темного. Неужели ты думаешь, мой милый, что я соблазнюсь твоим тощим задом, когда рядом есть десятки ухоженных и красивых ведьмочек, только и мечтающих о моей постели?

- Я не знаю пока, что думать, - с некоторым облегчением признался Антон. Завулон еще раз хихикнул — видимо, мысль его позабавила, - и кивком предложил выбираться на берег.
Наступил самый глухой и стылый час, когда и самый храбрый человек, задержавшийся в гостях, передвигается перебежками. Где-то на другом конце деревни заунывно выла собака. Прошел по улице подвыпивший гуляка, соображающий, что бы соврать жене. Антон уловил его мысли так четко, будто они были произнесены вслух.

Маги присели на траву, постепенно обсыхая. Ночной морозец покусывал кожу.
- Когда-то, в годы до Договора, на меня было наложено проклятье, - задумчиво и как-то буднично сообщил Завулон. - Один паренек, такой же юный, каким был несколько лет назад ты, Антон, сказал, что мое могущество никогда не достигнет расцвета без… хм… направляющего вектора. Тебе кажется, что я опасный противник, мой мальчик? Это потому, что ты не видел меня в ранние годы. Из-за того проклятья я стал кастратом в магии. От прежних сил осталось куда меньше.

Антон недоверчиво глянул на него. Завулон был самым сильным Темным из тех, кого он знал. Сложно было представить, чтобы его мощь еще возросла. Тогда, наверное, и Гесер с ним не потягается…
- Не подумай, что я жалуюсь, - спохватился тот. - Мне хватает того, что осталось. Однако я знал, что рано или поздно дождусь того, кто станет частью меня, встанет против — и на равных разделит Силу и будет хранить равновесие. Гесер могуч, слов нет, но не так, как будешь силен ты. У твоей дочери есть миссия — поднять знамя Света и совершить много великих дел. Но ты, Антон… ты свободен в своем выборе пути.

Он коснулся ладони Городецкого, раскрывая свое и его сознание.
«Прими, - шептал бестелесный голос в темноте, окружившей Светлого мага. - Прими мой дар, дозорный! Тысячу лет я ждал твоего рождения и молил изначальные Силы о достойном партнере. Если ты захочешь, я дам тебе новые знания, силу и власть — что угодно! Взамен же прошу: займи место напротив меня, стань тем, кто разделит бремя, которое я несу».

Сила этой мольбы сокрушала волю Антона. Завулон не приказывал, не угрожал — он открывал свой разум и показывал тайны, от одного взгляда на которые начинала кружиться голова.
- Я не перейду в твой Дозор, - то ли сказал, то ли подумал Антон. Темный улыбнулся — он всем телом почувствовал его улыбку.
- И не надо, мой юный друг. Ты дорог мне таким, какой есть.

Они говорили еще долго, периодически соприкасаясь сознаниями. Впоследствии Антон со стыдом вспоминал, что в тот миг забыл обо всем на свете, даже о семье. Разговор продолжался то в обычном мире, то в Сумраке, они неосознанно сцепили руки. Больше всего ошеломило Антона то, что он тоже почувствовал эту тоску, эту жажду. И это были его собственные эмоции, его душа!
Эта морозная ночь, этот старый пруд, это черное небо, кружащееся над головой, и даже сам Сумрак, распахивающий перед ними все свои слои — все это было их царством в ту ночь. Владения, дворец, весь мир — как ни назови, эта связь была куда глубже просто телесной.

Антону казалось, что он распался на атомы и собрался вновь, уже пронизанный новым знанием.
«Ты — это я, пойми», - шептал ему Завулон, и Антон понимал, что так оно и есть. Он с трудом осознавал, что происходит, но из сердца будто одну за другой вынимали ледяные иглы.
«Дай мне свою боль и свое счастье, позволь наполниться роднику наших сил!»

Это было потрясающе. Антон пришел в себя только тогда, когда услышал чей-то истошный крик. Почему-то очень не хотелось открывать глаза и возвращаться из своего персонального рая в серость подмосковной деревушки. Но Завулон мягко подтолкнул его, будто выпихивая из уютной неги, и Антон открыл глаза.
Сперва ему показалось, что они все еще в одном из видений прошлого. Потом — что это Сумрак шутит и подсовывает глупому замечтавшемуся парню такие жуткие картины. Но нет, они не заходили даже на первый слой.

В небе над деревней летел дракон. Черные крылья матово блестели в свете луны, в приоткрытой пасти билось пламя. Крылатый ящер пролетел над домами и скрылся за холмом, видимо, приземлившись там.
- Ни хрена себе! - выдохнул Антон. Хотелось выразиться покрепче, но он удержался. Судя по округлившимся глазам Темного, тот тоже не имел ни малейшего понятия, откуда в обычной деревеньке взялся реликтовый сказочный ящер. Впрочем, раздумывали они недолго. С похвальным и редким единодушием Светлый и Темный перешли в Сумрак и сквозь дрожащие тени устремились за холм на поиски непрошеного гостя. Каким бы злодеем ни был Завулон, смерть такого количества людей явно не входила в его планы.

Они скользили через Сумрак, спеша за холм. Завулон на ходу преображался — рост хвост и шерсть, вместо рук появились сильные лапы с длинными когтями. Наверное, он решил, что демоническая форма будет в бою гораздо полезнее — и тут Антон был с ним полностью согласен.
Нет, но какого черта?! Откуда здесь, в начале двадцать первого века, в средней полосе России, взялось чудище, которому место только в легендах? С подобным Антон не сталкивался никогда, даже во времена самых удивительных своих погонь и приключений.
- Откуда… - начал было он. Демон недовольно рявкнул на него:
- А я знаю? Городецкий, шевели ногами, эта тварь там все разнесет!

Они вышли из Сумрака на вершине холма. Дракон, увы, никуда не делся, сидел на месте, складывая огромные крылья. Чешуйчатый хвост свернулся кольцом, как у отдыхающей кошки — и на этом сходство с мирной домашней зверюгой кончалось. В длину ящер был метров двадцать, не меньше, бронированная чешуя, кажется, могла выдержать ракетный удар. Конечно, Антон не пробовал, но… о, Свет и Тьма, о чем только он думает?!
- Зови свою дражайшую супругу, Городецкий, - демон задрал голову, оценивая масштабы противника. - Ее знания тут будут не лишними.
- Нет, - дозорный помотал головой. - Я не стану впутывать Светку и Надю в это. Справимся сами, на то мы и мужчины.

Темный иронично фыркнул, но настаивать не стал. Он уже полностью преобразился, щелкнул зубами, повел хвостом.
- Заходи справа, - велел он. - Надо проверить, есть ли у него уязвимые места на броне.
- На груди, под сердцем… - проворчал Антон. - У всех нормальных драконов есть уязвимое место, это же закон жанра.
- Сказок начитался, папаша маленькой дочки? - бросил Завулон. - Антон, я встречался в жизни только с одним драконом, да и то это была сумеречная форма мага Фафнира! Ты правда думаешь, что в древности такие красавцы пачками над замками летали?

Он был прав, конечно, но на раздумья времени не осталось. Ящер поднял голову, шумно вздохнул — и дохнул огнем в сторону обоих магов. Завулон мгновенно рухнул в Сумрак, исчез, будто и не было. Антон слегка запоздал, но успел рухнуть на землю, и струя раскаленного добела пламени пронеслась над его головой. Куртка тут же вспыхнула, пришлось прокатиться по земле и сбросить верхнюю одежду. Да уж, теперь ему не будет холодно…
Дракон изогнул шею, зашевелился. «Нельзя дать ему взлететь!» - промелькнула паническая мысль. Надеяться на помощь Темного не стоило, Завулон больше всего ценил собственную жизнь. Но даже если он сам погибнет, Антон намерен был не допустить чудище до жены и дочери.

Припомнив описанные в книгах гипнотические способности драконов, Антон на всякий случай усилил барьеры собственной воли. От огня, положим, он отобьется Щитом Мага, а как быть с когтями? Может, вызвать Огненную Кобру, которая несколько лет назад небезуспешно атаковала Завулона на крыше дома Егора? Или…
Времени думать не было. Ящер уловил магический всплеск вокруг Антона и атаковал, стремительно и беспощадно. Взвившись в небо, он бросился на дозорного, разинув наполненную жаром пасть.

«Если выживу, значит, я точно везунчик», - успел подумать Городецкий, отскакивая в сторону. Он бросил в тварь Опиум — для начала надо было ее оглушить или усыпить. Дракон рявкнул, пролетел мимо, встряхнул рогатой башкой, сбрасывая чары. Так-так, значит, он еще и к магии плохо уязвим? Ну спасибо неведомому магу, конечно… Попадись он только на пути!
То, что ящер не был иллюзией, Антон понял уже давно. Дракон был плотным, живым и вонючим, зубы его походили на острые клинки, а на брюхе наросли нечистоты. И сейчас эта громада явно намеревалась дать Светлому шанс почувствовать себя на месте волшебника Зигфрида, победившего Фафнира.

Завулон появился неожиданно, стоило Антону задуматься об усилении Щита Мага. В лапах демона был длинный клинок, казалось, сотканный из чистой Тьмы.
- Я что сказал, справа заходи! - прорычал он. - Когда ты начнешь слушаться, Городецкий?!
- Уже начал, - уверил Антон, бросившись вниз по склону холма. Он примерно догадался, что задумал Завулон, и по достоинству оценил степень риска. Их спасение было в размерах противника. Даже в демонической форме Темный был в несколько раз мельче, об Антоне и говорить нечего. На бегу дозорный бросил сквозь Сумрак зов: «Гесер! Нам бы не помешала ваша помощь сейчас!»

«Что случилось, Антон?» - Пресветлый откликнулся сразу, хотя голос у него был усталый. Спал, что ли? Или делами занят?
«Да ничего особенного, просто меня и Завулона сейчас пытается сожрать настоящий дракон, только и всего!» - он постарался вложить в лишенную эмоций мысленную речь как можно больше иронии. Боль в теле нарастала — видимо, они с Темным разошлись дальше, чем было позволено проклятьем.
«Что?» - Гесер прервал связь, зато в паре шагов от Антона замерцала рамка портала. Пресветлый использовал очень много силы, чтобы пройти сразу из Москвы на место боя. Он появился как раз вовремя, чтобы попасть в поле зрения дракона в тот момент, когда тот готовился сожрать шуструю жертву. Зубы клацнули в дюйме от головы Городецкого.

- Давай к Завулону, - махнул рукой Гесер. - Используй пресс, удержи эту тварь, а мы ее прикончим!
Вопросы он оставил на потом — и то хорошо. Антон остановился, укрепил Щит и вскинул руки, обратив Силу, что у него имелась, в чистый поток. Пресс — хорошее заклинание, оно не дает сбоев, одно из самых эффективных и несложных.
Чтобы удержать целого дракона, пришлось использовать очень много Силы. Городецкий зашипел сквозь зубы, когда тело скрутила острая боль — ох, сколько энергии он сейчас выкачивал через Сумрак…

Гесер помог ему, накинув на шею и лапы твари что-то вроде сети или петлей, сплетенных в узор. Антон не знал этого заклинания, но оно подействовало. Дракон как бы присел, заревел, пытаясь высвободиться. И вот тут ему на спину прыгнул Завулон. Антон впервые видел, чтобы степенный глава Дневного Дозора с такой скоростью передвигался. Будто смазанная тень мелькнула — и вот уже он на толстой чешуе, вцепился когтями и рубит бронированную шею своим мечом, сотканным из Тьмы. Один удар — дракон рванулся, мотнул головой, Антон изо всех сил вцепился в незримую панель пресса, держа ее над ящером. Второй — брызнула черная кровь, трава в том месте, куда она попала, почернела и обуглилась, превратившись в пожухлые веточки. Что-то крикнул Гесер — Антон готов был поклясться, что это было банальное: «Мочи его!»

Третий удар, как в сказке, оказался финальным. Огромная голова отделилась от тела, шмякнувшись на землю, и чудовищная туша тяжело стукнулась, так, что содрогнулся весь холм. Пресс схлопнулся так внезапно, что Городецкий не устоял на ногах и шлепнулся на горячую, мокрую траву. Непередаваемые ощущения!
Завулон скатился с поверженного противника, выпрямился. Антон подумал, что сейчас по закону жанра Темный обязан поставить на дракона ногу и чего-нибудь проорать о своей храбрости, но демон ничего такого делать не стал. Молча опустил руки — меч растворился в Сумраке, сам он вернулся к своему привычному виду и брезгливо отряхнул рукава пиджака.

- Целы? - коротко поинтересовался Гесер. - Вот и славно. Я уберу труп и сотру память тем, кто мог видеть нашу битву, а вы пока, пожалуйста, вернитесь в дом. Ах да, Антон, скажи Свете, чтобы приготовила нам всем много кофе. Придется мне наведаться к вам в гости, чтобы помозговать, откуда тут дракон и не ждет ли нас что-то в таком же духе.
Завулон на этот раз не обратил внимания на то, что им командует враг — наверное, слишком устал. Антон нагнал его и удивленно покосился на радостную усмешку Темного.
- Видел, как Гесера перекосило? - поделился Завулон. - Он-то драконов не побеждал!
Антон усмехнулся. Он уже смирился с тем, что порой великие маги вели себя как два соперничающих ребенка.

@темы: Мое, Завултон, Дозоры, Фанфики