Елена Темная
Как же приятно было это писать, черт возьми!:inlove:

В то утро Антон заспался. Выброс ненависти, которым угостила его дочь Максима, не прошел для него просто так. Возможно, Темный маг справился бы с этим быстрее — им не привыкать к проклятьям, да и защита у них против подобных заклятий повыше будет. Но Городецкий Темным не был — к счастью для себя. И потому мирно проспал все утро почти до одиннадцати.
Разбудила его телефонная трель. Мобильный возле его головы разрывался, требуя внимания. Толком не проснувшись, Антон вытянул трубку из-под подушки и приложил ее к уху. Сквозь шторы пробивался настырный луч солнца, раздражающе танцуя на лице. Тут уж невольно посочувствуешь вампирам, которые очень не любят ярких лучей светила…

- Алло! - голос оказался хриплым со сна, будто чужим.
- Это я, - пояснил Гесер. - Давай, просыпайся, солдат, Родина тебя зовет. Мы перерыли часть архивов, я бросил на это дело Семена, ребят из твоего бывшего отдела, да еще Ольга вызвалась помочь.
Ах да, та самая «маленькая проблема»… Городецкий дернулся, обернувшись и безжалостно сминая одеяло. Завулон спокойно сидел в кресле, как и накануне вечером — ох, что только ни отдал бы Антон за то, чтобы вчерашние события оказались просто сном! Увы, нежеланный гость упрямо не желал исчезать в Сумраке.

Темный маг дружелюбно улыбнулся и помахал ему ладошкой.
- Спасибо, что стараетесь, шеф, - сказал Антон в трубку. - Я с семьей еду в деревню, Надюшка давно хотела повидать бабушку. Если понадоблюсь, звоните.
Да уж, понадобится он… Гесер наверняка сейчас счастлив, что его главный оппонент уберется из города, так что не стоит ждать, что он позовет связанного с Темным помощника.
- Езжай, - действительно одобрил Светлейший. - Дело хорошее. Гостя проветришь, сам отдохнешь как следует. А мы тут пока пороемся в старых источниках. Как только появятся какие-то новости, я с тобой свяжусь.

- Старый хрыч, небось, на голове ходит от радости, что меня спровадил, - недовольно резюмировал Завулон, когда Антон закончил разговор. - Пусть радуется… пока. После отпуска мне всегда лучше работается сотню-другую лет. Пошли, Городецкий! Проводишь своего дядюшку в туалет.
Темный скрылся за узенькой дверью, на которой красовалась наклейка в виде улыбающегося унитаза — чудовищное произведение чьего-то извращенного чувства юмора. Антон, пытаясь проснуться до конца, хорошенько умылся в ванной, поплескал в лицо ледяной, пахнущей хлоркой водой. Стало полегче, хотя глаза все равно жгло так, будто в них песка сыпанули от души.

- Доброе утро, засоня, - Светлана зашла в ванную, остановилась на пороге и пристально посмотрела на мужа. - Коньячок-то не впрок пошел!
- Это не похмелье, - Антон зажмурился, пока женщина аккуратно ощупывала его виски пальцами, проводя диагностику. - В меня вчера сгусток чужой ненависти угодил, мерзкая штука. Будь та бедняга чуть более умелой, сейчас бы воронка красовалась над головой не меньше твоей.

- Что ж сразу не сказал? - укорила Светлана. Сосредоточилась, кончики ее пальцев на миг раскалились, обожгли жаром — а потом пришло резкое облегчение, и впрямь похожее на избавление от похмелья. Антон благодарно улыбнулся. В Сумраке сейчас было отчетливо видно, как целительница отводит руки от его головы, и за ее пальцами тянутся черные нити — такую форму приняли в глазах Антона остатки наведенной ненависти.
- Приводи себя в порядок — и завтракать, - велела волшебница. - Я кашу гречневую сварила и колбасы пожарила, а то до самой деревни полноценного обеда не видать.

За завтраком Антон иронично подумал, что если действие проклятья затянется, им с Завулоном придется выбрать на работе время между днем и ночью и вместе идти в патруль, причем каждый будет выслеживать своего нарушителя. Наверное, давненько глава Темных не выбирался в открытое противостояние один на один, для него соперника найти очень трудно. Засиделся в кабинетах, вот и радуется небольшим и недолгим переменам… Да нужна ли ему была та передышка?
Дозорный украдкой глянул на идейного противника. Одну пользу из его присутствия в доме семья все же извлекла — Надюша не желала позориться перед чужим дядей и вовсю уплетала завтрак, демонстрируя завидное послушание. Как ни странно, когда Завулон смотрел на девочку, та сразу начинала улыбаться и корчить смешные гримаски.

Сборы в дорогу вышли долгие. Свете непременно хотелось взять с собой пару купальников, чтобы сходить на пруд, и побольше сменной одежды. Теоретически, она могла создать для себя хоть бальное платье или, на худой конец, навести долго держащуюся иллюзию — но с истинно женским упорством предпочла тщательно перебрать свой гардероб.
- Мне проще, я не женат, - хихикнул Завулон, когда выяснилось, что придется некоторое время подождать.
- Твои ведьмочки, небось, на стенку лезут, что ты время не с ними проводишь, - Антон встал у окна, закурил, выпуская дым в форточку. Выйти на балкон он не мог, для этого надо было заставить Темного мага подняться из-за стола и пройти к стене. - Хотя тебе на это наплевать, конечно. Помню, как ты у меня Алису выкупал, чтобы потом в жертву ее принести.

- Припомнил! - поморщился Темный. - Никаких жертв я не планировал, не мели чепуху. Ладно Эдгар напридумывал в суде, что я его подставил и через его труп хотел ревоплотить Фафнира, но уж ты-то, Городецкий… До сих пор в сказки веришь?
- Некоторое время назад благодаря одной сказочке я стал магом вне категорий, - любезно напомнил Антон. - Может, в каждой сказке есть доля правды, а?
- Алиса здорово проштрафилась с Призмой Силы, - резко откликнулся Завулон, хмуря брови. - И получила причитающееся ей наказание. Я лишь не стал тратить на нее Силу и пытаться спасти, когда она ввязалась в дуэль с вашим Игорем. Оправдываться не буду, мне сыграло на руку то, что воспитатель потенциальной Мессии Света развоплотился, но это было лишь дополнительным бонусом.

- С тобой бесполезно спорить, - с отвращением поморщился Антон. - На каждый мой аргумент у тебя будет десять. Не зря ты тогда на суде от Инквизиции отбрехался за пять минут.
- Годы опыта, мой мальчик, - хитро усмехнулся Завулон, ничуть не обидевшись. - Когда-нибудь и ты научишься действовать исключительно в интересах дела — если, конечно, твое обостренное чувство справедливости не погубит тебя раньше.

Антон мог бы сказать, что лучше умереть, чем стать таким же беспринципным, циничным гадом, который всех пешками считает… Мог бы, но не стал. Отчасти потому, что спор и правда был вечный и бесполезный, отчасти — потому что Света, наконец, закончила сборы и вышла в коридор, неся на руках Надю. Собранные чемоданы плавно летели за ней следом, встали у двери, стукнувшись донышками об пол.
Городецкий вскинул на плечо рюкзак, поднял чемоданы. Нести их предстояло недолго, всего-то до припаркованной во дворе машины. Хорошо все же, что им не надо ехать на вокзал и брать билеты на поезд! После слежки в составе «Москва — Алматы» Антон приобрел стойкое недоверие к этому виду транспорта. М-да, долго ему еще будет в каждом прохожем Костя чудиться…

Завулон из всего багажа озаботился только книжкой про Джеймса Бонда — видимо, роман Флеминга действительно его чем-то заинтересовал. Наверное, представил себя доктором Ноу*. Антон не удивился бы, если б после прочтения книг Завулон потребовал поставить ему кассету «Из России с любовью**». Даже у древних Иных есть свои увлечения…
Помощь в переноске чемоданов Темный, конечно же, не предложил — но хотя бы не мешался под ногами, пока Антон перекладывал вещи в багажник, а мирно стоял рядом, скрестив на груди руки. Костюм его за ночь ничуть не помялся и смотрелся как новенький — да и вообще вид у Темного был очень бодрый, несмотря на бессонную ночь.

Поскольку двое связанных проклятьем магов не могли разойтись далеко, Светлана вызвалась вести машину. Линии вероятности она уже просмотрела и наметила, по каким улицам будет проще добраться к МКАД, чтобы оттуда двинуться за город. Пробок сегодня было немного, не понадобилось даже применять магию.
Обреченно вздыхая, Антон разместился на заднем сиденье рядом с Завулоном. Надюшка, которая по такому случаю решила предпочесть папу, забралась между ними. Медведь Винни тоже занял свое почетное место рядом с Антоном — выпускать игрушку из рук девочка категорически отказалась. Хотя вообще-то Антон не без оснований подозревал, что дело не столько в привязанности к отцу, сколько в новом интересном дяде. С детьми в этом возрасте порой случается этакий приступ самостоятельности и интереса к посторонним.

Примерно половину пути Надя оживленно болтала с «дядей Артуром», как она его назвала, и даже пела ему свои детские песенки. Темный это воспринял благосклонно, ни малейшего следа неприязни от него Антон не уловил. Потом Надя стала зевать и ерзать, покрутила головой, крепче обняла мишку — и сползла пониже, положив ноги в босоножках на колени папы, а голову пристроив на главу Дневного Дозора. Судя по всему, теперь Великие должны были сыграть роль подушек.
Завулон не стал сталкивать девочку или передавать ее отцу, только приподнял колени повыше, чтобы малышка не скатилась под сиденье. Антону тоже нещадно хотелось спать. Темный углубился в чтение, кажется, не обращая на семейство больше никакого внимания.

- Сонное царство, - прокомментировала Светлана, взглянув в зеркальце заднего вида, и бросила мужу мысль: «Я среди ночи вставала, видела, как он над тобой вахту нес, как сыч. То еще зрелище, скажу я тебе».
«Лучше я не буду это представлять», - решил Городецкий и спросил уже вслух: - Света, я тоже посплю, ты не против?
- Спи, - кивнула она. - Пользы от вас… мужчины!

Иногда обычным людям снятся вещие сны, особенно если они — неинициированные Иные. Сны же полноценного мага, к тому же Высшего — это всегда лотерея. Проберется ли Сумрак своими бесплотными жадными лапами в твое сознание, откроет ли причудливые картины не то прошлого, не то далекого будущего?..
Антон спал — и, быть может, виной тому была неудобная поза или выпитый накануне коньяк, только снился ему на редкость неприятный кошмар. Все вокруг казалось серым, погруженным в Сумрак. На своем лице дозорный ощутил ледяной ветер, язык щипало от металлического привкуса крови. А вокруг кипела битва — яростная, не на жизнь, а на смерть. Упал рядом искореженный труп оборотня, на глазах выходя из Сумрака и принимая вид залитого кровью человека с распоротым животом.

Руки Антона были мокрыми от чужих внутренностей, он будто со стороны наблюдал, как его пальцы вонзаются сквозь Сумрак в чужие тела и вырывают внутренние органы, тащат наружу сердца, кишки и обрывки легких… И, несмотря на то, что Антон метался туда-сюда и сражался, как дьявол, он проигрывал эту битву. Нога в тяжелом сапоге — откуда на нем доспехи? - скользнула по чьим-то кишкам, земля вокруг алела и влажно поблескивала, не в силах впитать всю кровь в себя. А в Сумраке на первом слое огромным пожаром пылал синий мох, не в силах за один раз проглотить такую порцию энергии…

- Антон! - кто-то тряс его за плечо. - Проснись!
Медленно вынырнув из вязкой пелены кошмара, Городецкий открыл глаза. Над ним склонилась Светлана, лицо у нее было встревоженное.
- Приехали, - тихо сказала она. - Ты напугал нас с Надей своими криками. Я уж подумала, в тебя через Сумрак рвется какая-то тварь.
- Боюсь, это я виноват, - Завулон шевельнулся, в голосе его прозвучало почти искреннее сожаление. - Тебе достался мой сон, Городецкий. Надо будет научить тебя управлять такими видениями, тогда ты не разбудишь всех подряд своими воплями.

- Справлюсь, - проворчал Антон, морщась. Все-таки сон в машине — не лучший способ отдыха, шея затекла довольно сильно. - Ты мне не наставник, я от тебя ничего не приму.
- Не бойся, на место Гесера я не претендую, - фыркнул Завулон. - Просто пара фокусов моего личного изобретения для контроля над сознанием. Не ломайся, Городецкий. Техника редкая, я мало кого ей учил. И тебе польза, и мне — освежу старые навыки.

- Ты просто опасаешься, что в твоих снах я увижу что-то такое, чего не должен, - прямо сказал Антон. Он хотел было с негодованием отказаться — помощь Темных никогда не бывает бескорыстной, - но Света положила руку ему на плечо, посмотрела очень серьезно.
- Соглашайся, - посоветовала она. - Прервать уроки никогда не поздно, а знание лишним не бывает. Гесер бы это одобрил, я уверена.
Вот так. Все, значит, против него… Антон выдавил из себя улыбку.

- Так и быть. Я принимаю твое знание, Темный, без обязательств и без последствий. Твоя помощь не накладывает на меня обещаний и ограничится теорией и простыми упражнениями.
- Осторожничаешь, - хмыкнул Завулон. - Я согласен, Светлый. А сейчас давайте уже переместимся в более подходящее для бесед место. Я не отказался бы помыться и перекусить.

На небольшой холм, где располагался дом матери Светланы, Завулон поднялся первым, так сказать, во главе маленькой процессии. Антон шел за ним, усиленно размышляя, как бы ухитриться напасть на Темного так, чтобы тот потом не завалил Ночной Дозор протестами и петициями. Увы, он и сам понимал, что все возможные планы совершенно бесперспективны.
Солнце уже садилось, алыми лучами заливая простор земли над глубоким, чистым прудом, над бревенчатыми домиками и густым лесом. Там несколько месяцев назад Антон и Эдгар ловили ведьму Арину — странную ведьму, которая хранила у себя легендарную книгу «Фуаран» и не причинила в итоге зла ни Антону, ни его семье. Интересно, кстати, какие у нее были счеты с Завулоном?

Настроение у дозорного слегка исправилось, когда он вспомнил слова Арины: «А Завулону передай, что козлом он был, козлом и остался!» Права была старуха, ой как права…
Людмила Ивановна, теща Антона, уже ждала гостей возле калитки. Надюшка вырвала ладошку у папы, побежала к бабушке, и та сразу же подхватила ее на руки.
- Ах, проказница, не забыла! Иди ко мне, моя маленькая, иди сюда…
Надя смеялась, пока женщина подкидывала ее невысоко в воздух. Потом взгляд хозяйки дома обратился на Завулона. Она успела еще открыть рот — видимо, чтобы спросить, кто он такой.

Темный, не дожидаясь реакции женщины, слегка повел рукой. Антон поморщился: сила, примененная к его теще, не причинила ей физического вреда, но основательно изменила сознание. В отличие от сотрудников Ночного Дозора, Завулон не церемонился с чужими мыслями и памятью. Быстро коснулся сознания, поменял там кое-что: теперь женщина воспринимала его как родственника своего зятя, человека чужого, но исключительно порядочного и хорошего.
На лице Людмилы Ивановны сразу же расплылась блаженная, глуповатая улыбка.
- А-а, Артур, очень рада вас видеть! Редко вы к нам заглядываете, совсем забыли друзей! Да вы заходите, заходите, нечего на пороге стоять!

Завулон обернулся, подмигнул Городецкому и первым шагнул на крылечко.
- Темный… - с отвращением прошептала Светлана. - Только они могут с такой легкостью измываться над людьми и еще смеяться над этим!
- Без совести, Светка, жить легче, - горько усмехнулся Антон. - Зато наша мораль для него — сопли сплошные. Ладно, не нам его судить. Пойдем, правда, перекусим да отдохнем.
Он уже чувствовал нарастающую боль — Завулон отдалился, прошел за дверь. Утешало только то, что Темному магу сейчас не легче.

Остаток дня прошел в хлопотах. Надя убежала играть на улицу, под честное слово, что не пойдет дальше забора, и тут же принялась кормить выпрошенными у бабушки зернами гуляющих по двору куриц. А взрослые занялись приготовлением ужина и беседами.
Не будь здесь Темного, Антон мог бы расслабиться. Но присутствие главы Дневного Дозора все же напрягало. Завулон постоянно был рядом, стоял или сидел около Антона — но хотя бы не прикасался. Он снял галстук, расстегнул верхнюю пуговицу на шелковой рубашке. Цепкий взгляд ни на секунду не отпускал дозорного. Теперь Антон уже не сомневался, что Завулону от него что-то надо. Но быть жертвой чужих интриг он не собирался. Надоело.

Временами взгляд Темного мага чуть затуманивался, уходил вдаль — прозревал он будущее или общался со своими подчиненными, Антон не знал и знать не хотел. Хватило и того, что Людмила Ивановна была в полном экстатическом восторге от гостя. Да, очаровывать и восхищать собой Темные умеют, как никто иной… Каламбур, однако!
Игнорируя острую боль по всему телу, Антон отошел подальше, перебрался на заднее крыльцо. Сел на ступеньку, закурил, успокаивая сжавшееся сердце. Мерзкие ощущения вдруг ослабли, стихли — Завулон вышел на крыльцо следом за ним.
- Ты тут не один, Светлый, - сердито буркнул он. - Подвинься, я тоже посижу тут. Деревенский воздух все-таки бесценен, куда лучше городского. Отравили людишки мир, отравили…

Антон не стал спорить, задрал голову, прислонился затылком к нагретой за день деревянной стенке и уставился на возникающие в небе звезды. Вот настоящее чудо, а то, что делают Иные — не более чем детское баловство!
Так они и сидели на крылечке, смоля папироски и глядя на звезды, пока голос Светланы не позвал их ужинать.
Примечания:

* Доктор Ноу — один из злодеев в романах и фильмах о Джеймсе Бонде
** Старый фильм 1963 г. о спецагенте Бонде

@темы: Дозоры, Завултон, Мое, Фанфики